не мил самой Фортуне,

коль не мил ты, не мил, не мил самой Фортуне, самой Фортуне, коль не мил ты, не мил, не мил, не мил самой Фортуне, коль не мил ты, не мил, не мил, не мил самой Фортуне. О, сгинь в бездну, дочь обмана, ты – химера, заблужденье, божество для легковерных! Лишь я та лестница, по коей природа может подняться до блаженства, лишь я, лишь я дыханье ветра, что научает людей искусству без колебаний вести свой челн прямо к Олимпу. Без лести можно утверждать, что чиста, чиста моя сущность и порче никакой недоступна. Бог и я – два понятья заменимых, а про тебя коль скажет это кто, солжёт, Фортуна! А про тебя коль скажет кто это, коль скажет кто, солжёт, солжёт, Фортуна! Вы возомнили, богини, весь мир переделить промеж собою, от всякой власти и правленья отстранив меня, Амура, - бога, что вас двоих так превосходит? Поклоняйтесь мне, пойте мне хвалу, своего повелителя имя дайте мне! Своего повелителя имя дайте мне! - Ни на земле, - Ни в небесах нет силы, - ни на земле, - ни в небесах нет ни на земле, ни в небесах нет силы, что такого бы бога победила! Ни на земле, ни в небесах нет силы что такого бы бога победила... ...чтобы бога Амура победила! Ныне, раз в единоборстве я повергнул вас ниц и ту и другую, провозгласите, что мир есть раб Амура! Неодолимо меня влечёт сюда, как к центру радиус, как пламя к сфере и словно реку к морю. И хоть я света, я света не вижу никакого, я уверен, что моё солнце здесь. Невольно я увлечён сюда, как к центру радиус. Выйди, выйди ко мне, Поппея, лик яви свой, где начертаны все Оттона судьбы. Явись, явись мне, Аврору предвосхищая, о, луч денницы! Грёзы, грёзы на крыльях лёгких, спешите, грёзы, в быстром полёте вплести в сновиденья ей эти вздохи, вздохи. Пусть дорогая моя… Но… что вижу я, несчастный! Это не тени и не виденья ночи, ведь они, прислужники Нерона. О! О, горе! Пока в стихах безумных изливаю я пену и камня вынуждаю сострадать мне, боготворю сей мрамор, орошаю её порог слезами, в объятиях Поппеи, в объятиях Поппеи спит император! О ты, низкая Поппея, немного ж стоят клятвы и обещанья, что ты мне расточала! Это женская верность, о боже, боже, боже! А я, я, безумный, любил тебя, желал тебя, служил тебе, преклонялся, боготворил, и чтобы вняло моим моленьям сердце, жемчужинами след их украшал я. И даже дух я свой заклал тебе в жертву! Меня ты уверяла, что мой пламень увенчан будет скоро и обнимать смогу я эти плечи… Глупый, я сладкой надежды посеял семя, и что ж, что ж, буря, буря




  • так-то отвечаешь Ты
  • Ах, больше слова не скажу,
  • И ты привёз с собой жену,
  • счастьем дивным сердце полно,
  • не мил самой Фортуне,
  • каждый день,
  • И Милан, дважды разрушенный,
  • Всё хорошо…
  • Но пока жил мой отец,
  • стала адом!
  • чтобы выковать побольше
  • за своего нареченного...
  • я повторяю, что невиновна,
  • Какая внезапная буря!
  • Синьор де Балталакка
  • Нет, нет, он там...
  • - Направо сто луидоров.
  • Мне верен будь и так, как я, люби ты!
  • Теперь нам неудобно,
  • с умным видом,
  • несмотря на рекомендации!
  • - Я попался!
  • проучили вы его, да!
  • Марцелине заплачу я.
  • Споемте!
  • меня охватит тоска,
  • С тех пор, как взглядом сим
  • Увы, погибли от руки вы злодея,
  • Как сильна, должна быть твоя магическая власть,
  • непреклонной добродетели.
  • младше вас.
  • и действуйте смелее!
  • Поистине, твоя безмерна милость!
  • приняли решение против Иисуса,
  • Видишь ли блеск лучей?
  • всевозможным подарит,
  • Бедная девочка!
  • Confutatis maledictis,
  • Слушай, ты одна помочь мне можешь.
  • Отец!
  • Должна избегать Париса!
  • а от высоких звуков скрипки
  • Вот он.
  • ora pro ea...