И Милан, дважды разрушенный,

скоро она будет под моей властью! И Милан, дважды разрушенный, будет внушать страх мятежникам! Могучее божье благословение обещает нам победу. Твои войска будут разбиты! Италия будет великой и свободной! Теперь идёмте, самым сильным доводом будет победа на поле боя! Итак, самая жестокая война! Смерть! Война! Смерть! Война! Смерть! БЕСЧЕСТЬЕ В этой кромешной тьме, в гробовом молчании этих могил, над прахом наших отцов и братьев повторим слова нашей священной нерушимой клятвы. Повторим слова нашей священной нерушимой клятвы. Воины смерти, ещё один голос готов произнести вашу единодушную клятву, ещё одно сердце готово её сдержать, сражаясь завтра против ужасного рыжего хищника, который бродит по земле Леньяно. Арриго! Чего ты хочешь? Умереть с вами или победить! Вот истинный ломбардский герой! Моя храбрость, может быть, невелика, но в святой любви к Родине я считаю себя одним из первых! Пусть он будет, как просит, одним из нас! Мы клянёмся спасти Италию, преследуя её тиранов по ту сторону Альп. Прежде, чем отступить или быть побеждёнными, мы клянёмся принять смерть на поле боя. Если кто-либо из нас струсит в бою, изменит клятве, пусть земля не даст ему прибежища при жизни и могилы после смерти, пусть Бог и люди покинут его в последний час, пусть его гнусное имя звучит как бесчестье для всех во все времена! Пусть его гнусное имя звучит как бесчестье для всех во все времена! Пусть его гнусное имя звучит как бесчестье во все времена! Да, во все времена! Лида, Лида, куда ты спешишь? Куда? Что я могу тебе ответить? Я не знаю сама! Мой Бог, ты так взволнована. Целый час, рыдая, ты писала письмо! Письмо? Это неправда. Как ты смеешь? Какое письмо? Ты лжёшь! Я не виновна! Я видела, как ты спрятала письмо на груди. И, как гадюка, оно жалит мою грудь, яд проникает в тайники моего сердца. Теперь пускай, пускай откроется моя вина. Осуди меня! Но перед кем ты можешь меня осудить? Перед Богом? Но по Божьей воле я виновна! Перед людьми? Но какое искупление они могут назначить, жестокие? Смерть? Я жажду смерти… Ты бредишь… Помоги мне! Говори! Безумец спешит к могиле и увлекает за собой свою мать, которая проклянёт Лиду в своих предсмертных рыданиях! Какое подозрение! Назови его имя! Это, без сомнения, Арриго? Ты назвала его. Это письмо могло бы остановить, предотвратить безумный шаг. Дай его мне! Имей в виду, никто не должен видеть, как ты проникаешь к Арриго. Не беспокойся, один из его людей передаст письмо. - Постой! - Небо! Прежде чем уехать, супруга, я не мог не повидаться с тобой и с плодом нашей любви. Приведи сына, дай мне обнять его.




  • так-то отвечаешь Ты
  • Ах, больше слова не скажу,
  • И ты привёз с собой жену,
  • счастьем дивным сердце полно,
  • не мил самой Фортуне,
  • каждый день,
  • И Милан, дважды разрушенный,
  • Всё хорошо…
  • Но пока жил мой отец,
  • стала адом!
  • чтобы выковать побольше
  • за своего нареченного...
  • я повторяю, что невиновна,
  • Какая внезапная буря!
  • Синьор де Балталакка
  • Нет, нет, он там...
  • - Направо сто луидоров.
  • Мне верен будь и так, как я, люби ты!
  • Теперь нам неудобно,
  • с умным видом,
  • несмотря на рекомендации!
  • - Я попался!
  • проучили вы его, да!
  • Марцелине заплачу я.
  • Споемте!
  • меня охватит тоска,
  • С тех пор, как взглядом сим
  • Увы, погибли от руки вы злодея,
  • Как сильна, должна быть твоя магическая власть,
  • непреклонной добродетели.
  • младше вас.
  • и действуйте смелее!
  • Поистине, твоя безмерна милость!
  • приняли решение против Иисуса,
  • Видишь ли блеск лучей?
  • всевозможным подарит,
  • Бедная девочка!
  • Confutatis maledictis,
  • Слушай, ты одна помочь мне можешь.
  • Отец!
  • Должна избегать Париса!
  • а от высоких звуков скрипки
  • Вот он.
  • ora pro ea...